menu
person

22:34
ВМЕСТО ТЕРРИКОНОВ БУДУТ ЯБЛОНИ ЦВЕСТИ?

Предприниматель из поселка Глубокое (горняк и металлург по жизни) Леонид Козлов сертифицировал инновационную технологию по переработке терриконов техногенных отходов бывшего Иртышского медеплавильного завода. Это можно смело назвать значительным событием. Ведь перерабатывать терриконы хотели многие. Однако эти рукодельные горы продолжают оставаться тревожным штрихом в визитной карточке Восточного Казахстана. Более того, мировая практика знает очень немного примеров удачной переработки гранулированных шлаков. Крепкий орешек многим не по зубам. 
Почему же так трудно «вытащить» из богатых залежей имеющиеся там железо, медь, цинк, свинец, редкоземельные и благородные металлы, а также минералы, которые отлично подходят для изготовления активных минеральных добавок?
С этого вопроса мы и начали диалог с новатором.
– Уже, наверное, не все помнят, что Иртышский завод извлекал черновую медь, – говорит Леонид Владимирович. – Остатки складировались неподалеку. Они представляют собой очень твердые гранулированные образования, кусок рашпиля, проще говоря. Раздробить эту массу для флотации обычными шаровыми мельницами невозможно. В шестидесятых годах прошлого века шлаки пытались переплавлять в электротермической печи. Но производство получилось таким опасным и затратным, что от высокой температуры и высокого давления пришлось отказаться. 
То есть проблема осталась. Вы видите, одна гора отходов прямо в центре поселка Глубокое находится. Разве это порядок? Поэтому, уже занимаясь своим бизнесом, я все-таки следил за всеми новинками горного дела и металлургии как в нашей стране, так и за ее пределами. Изучал инновации металлургов Ростова, Харькова, уральских заводов, делал заказы ученым Новосибирска, Томска.
Чтобы не утомлять читателей, скажу лишь, что подходящая нам современная технология ведет сухую переработку шлака в мельчайший порошок с помощью таких элементов, как гравитация, рентген, электромагнитная сепарация и так далее с полным программным управлением процесса. Полученный порошок разбросать по удельному весу на ряд концентратов уже легче. 
Мы сконструировали современный карусельный дезинтегратор-измельчитель, который изготовили на Востокмашзаводе. В порядке эксперимента оформляли разовые разрешения на отгрузку шлака. Получили хорошие образцы порошкового железа, «коллективного» концентрата (в нем цинк, медь, свинец), остальное ушло в минеральные остатки, и они тоже без дела не останутся. Можно дальше работать по извлечению редкоземельных и благородных металлов. 
Свое производство я могу вывести на рубеж переработки одной тысячи тонн шлака в сутки. И получать объемы металлов примерно равные производительности среднего нашего рудника с добычей 400 тысяч тонн руды в год. 
А главное, наконец-то, улучшая нашу многострадальную экологию, мы можем дальше укреплять экономику. Вот что меня вдохновляет! И какая огромная разница между затратами рудника и компактного производства по переработке шлаков. 
Технология эта, естественно, стоит достаточно больших денег. Я вложил сюда 500 тысяч долларов США. И все бы было ничего, если бы мне как обладателю технологии передали для переработки хотя бы один террикон, который реально угрожает реке Иртыш. В представленном бизнес-плане я предлагал не только переработку, но и устройство укрепительной дамбы параллельно берегу Иртыша. Тендер в Комитете по геологии мне не удалось выиграть. Выиграли предприятия, которые за пять лет так ничего и не сделали. Думаю, здесь пора навести порядок.
Ведь Президент страны, проводя недавно в Усть-Каменогорске инвестиционный форум, четко сказал о том, что к тем недропользователям, которые не выполняют обязательства, нужно применить закон. А именно: не можешь сам, отдай тому, кто может.
Волей-неволей приходится прорабатывать резервные варианты. Например, закупать отходы у частных владельцев и так далее. Но ведь хочется-то в родном поселке начать уменьшать горы шлаков.
…Мы узнали о том, что к новатору Козлову предложений поступает достаточно. Скажем, технология столь понравилась китайской компании «Лай-ке», что она предложила совместно получать из медного сырья десять тысяч тонн меди в год. А закупать порошковое железо соседи готовы хоть сейчас даже без брикетирования.
ТОО «Меир», которым руководит Леонид Владимирович, является многопрофильным и активно участвует в социальном партнерстве с исполнительной властью. «Рудный Алтай», кстати, писал о том, что хлеб «Национальный», который предприятие реализует землякам по 26 тенге за буханку, никогда не бывает черствым. Он раскупается в первую очередь. Немало у фирмы и других добрых дел.
Однако делом всей его жизни стало «нащупывание» технологии по переработке этих самых пресловутых грозных терриконов, которых так пугаются гости Восточного Казахстана. В продвижении вопроса ему помогают как районный, так и областной акиматы. 
И пока ситуация «висит», мы выражаем однозначную общественную поддержку новатору, который ставит целью улучшить экологию именно в одном из самых неблагополучных мест области, в своем родном поселке. 

Владимир НИКИФОРОВ

Глубоковский район  http://www.mediavko.kz/

Категория: Восточный Казахстан | Просмотров: 2691 | Добавил: yk | Теги: Глубокое, новости вко | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поделись новостью с друзьями в социальных сетях

avatar