menu
person

09:53
КАЗАШКА ПО ИМЕНИ ВАНДА

Семск Олжас , Ванда Есенгарина, Семей

Ванда Есенгарина

Уже много лет в городе Семей живёт замечательная женщина – Ванда Владиславовна Есенгарина. Необычное, казалось бы, сочетание имени-отчества и фамилии по сию пору поражает окружающих, не знакомых с её удивительной судьбой.
Сейчас ей – 85 лет. Вокруг – большая и дружная семья: 12 детей, 41 внук и 26 правнуков. Ещё в старое, советское время, её материнский подвиг был отмечен высшими наградами СССР – орденом «Мать-героиня», орденами «Материнская Слава» I и II степеней. Но теперь, похоже, про неё забыли все, кроме родных и близких. Пособий особых нет, не считая грошовой доплаты к пенсии, полагающейся ей, как инвалиду II группы. Её не чествуют, как труженицу тыла. И в списках ветеранов войны и труда она не значится. Хотя, думается, заслужила…

Ванда Каменецкая в 1943 г.

Ванда Каменецкая в 1943 г.

…Родилась Ванда Каменецкая в далёком 1925 году в Польше. Её родной Свирский (позже Мядельский) район, и село Сёмки, где жили родители-католики, до 1939 года входил в состав Польши. Отец – Владислав Адольфович Каменецкий был известным в тех краях агрономом, он не дожил до войны, скончавшись в 1938-м. Его супруга Фелиция Викентьевна, ставшая в одночасье вдовой, осталась с тремя детьми: сёстрами Элеонорой и Вандой, и единственным сыном в семье по имени Зейнус, который был самым младшим. Ванда была средней, посещала польскую католическую школу, и успешно закончила семилетку. Но затем пришла война. К ним в дом она постучалась не в 1941-м, а на два года раньше. 1 сентября 1939 г. Гитлер напал на Польшу. За 17 суток героически сопротивлявшаяся армия поляков была разгромлена – в лихих кавалерийских атаках на немецкие танковые армады полёг цвет польского воинства. Тевтонские самолёты господствовали в воздухе, обстреливая и отступавшие колоны войск, и мирных жителей. «Мессершмидты» проносились над родным селом Ванды и районным центром Константиново, расположенным в 3 км, пугая сельчан. Но в последней декаде сентября в с. Сёмки, как и во многие районы Восточной Польши, пришли части Красной Армии. На недолгие полтора года воцарился мир. Мать Ванды приняла и поддержала новую власть, вступила в партию ВКП(б) и стала активной коммунисткой. Позже, при оккупировавших их землю немцах, она ушла в партизанский отряд и героически воевала вплоть до освобождения в 1943-м.

Родной дом в с. Сёмки

Родной дом в с. Сёмки

Ванде Каменецкой ещё не исполнилось 16-ти, когда началась Великая Отечественная война. Но и сейчас, спустя 70 лет многие события ещё свежи в её памяти:
- Хозяйство у нас было своё, небольшое, но крепкое – как у всех. Всей семьёй сеяли рожь, овёс, садили картофель. Участок приличный был: у нас и трех братьев отца вместе 5 гектаров. Земля находилась в нашей собственности. Имели одну лошадь с телегой, двух коров (одну из них потом немцы забрали). Ещё разводили баранов. Оккупанты и барашками нашими попользовались. А живность оставшуюся, которую они не взяли, мы уже в 42-м в лес увели… Первых немцев мы увидели живьём в конце июня 41-го. Были они весёлые, в новенькой ладной форме. Рядом проходила трасса «Вильнюс-Москва», вот по ней они и двигались колоннами. Пешком редко кто, всё больше на грузовиках, мотоциклах… Останавливались часто, брали, что хотели без спроса. А детвору подзывали к себе, протягивали им конфеты, и при этом фотографировались с ними. Как же – цивилизация, мол, пришла! Обратно, в 1943-м они уже пешком шли, оборванные, и, как правило ночами. Не много их было уже, и просили они униженно попить и поесть. Мы тогда поняли, что та армия, которая шла на Москву – там и осталась!

Рассказывая, Ванда Владиславовна вздыхает, видно воспоминания тех лет волнуют до сих пор. «И сны, бывает, не легкие снятся»,- добавляет она. Почти три года фашистской оккупации навсегда врезались в память:
- С белорусами мы жили дружно, а вот соседние литовцы и эстонцы записались на службу к немцам. Вот они и стояли мелкими гарнизонами в наших сёлах. В лес практически не совались – там с 1939 г. были партизаны. Сначала польские дезертиры, а с 1941 г. там уже плотно засели и русские, и белорусы. Те, первые партизаны, всё воровали: и птиц, и даже детскую одежду с верёвок. На иголку хлебный мякиш налепят, и гусей с утками приманивают. А вот последние – наши партизаны без спросу ничего не брали, не воровали, не грабили. Леса вокруг большие были, густые, туда даже немцы не лезли – боялись, видно. Бывает, оцепят вокруг, постреляют по деревьям и уйдут – мол, всё, уничтожили партизан. Несколько раз к нам в Константиново и Сёмки эсэсовцы наведывались – вот от них многие горя хватили! Брата моего двоюродного убили. Тот пришёл с поля вечером, а его вывели на улицу и у забора расстреляли. Ни за что! Молодой, крепкий – значит, по их понятиям – партизан. А другого брата, Антона, собаками затравили на наших глазах, кожа клочьями висела, но не добили, выжил. Его крики до сих пор у меня в ушах стоят! Чтоб похоронить убитого, надо было разрешение у немцев получить. Все в селе испугались, а я ничего, не робкая была, пошла и получила это разрешение. А вообще после всех этих событий мы ещё больше стали помогать партизанам – мама мыло им специально варила, соль передавали, продукты. Однажды её арестовали – видно доложил кто-то про неё, но она убежала и ушла в лес. Потом и мы, молодёжь, когда начали угонять на работу в Германию, тоже спрятались в лесу. Из наших мест никого не увезли…
В 1943-м их освободили. Тогда же Ванда встретила своего будущего мужа. 24-летний лейтенант медицинской службы Кабден Есенгарин вместе со своей частью остановился в соседнем селе Константиново.

Лейтенант Кабден Есенгарин в 1943 г.

Лейтенант Кабден Есенгарин в 1943 г.

В самом большом доме – особняке бывшего помещика Хреновского военные обустроили госпиталь. Местным жителям, в том числе партизанам, тоже требовалось лечение – так и познакомились уроженец Абайского района и польская девушка из села Сёмки. Почти каждый день она бегала к нему на свидания – три километра туда и три обратно…. В 1945-м Кабден вернулся к ней – предложил руку и сердце, испросив согласия у матери Ванды. В райцентре зарегистрировали их брак. Около двух лет проработал К.Есенгарин в районной больнице, стал главврачом. Местные жители, из тех, кто дожил до сегодняшних дней, помнят его спустя десятилетия. Лёва – так называли они его ласково в 40-ые, видно крепко полюбился им казахский доктор. А Ванда после освобождения района почти три года трудилась в сельсовете. Бывший партизанский командир Елизаров, уходя на фронт, оставил её вместо себя, назначив из полевых бригадиров – председателем сельсовета. И на хрупкие девичьи плечи с 1943 по 1946 гг. легло всё – посевы, скот, крестьянское строительство и обустройство деревни после оккупации. Армия, фронт требовали мяса, молока, хлеба, сена, и сельчане трудились уже не столько для себя, сколько во имя Победы! Но девушкой Ванда Каменецкая была, по её словам, шустрой, закалённой невзгодами, а потому с честью выполнила свой долг.

В 1946-м Кабден Есенгарин позвал её с собой – в Абайский район, под Семипалатинск. К тому времени Ванда была уже в положении. Думала она недолго: где муж, там и жена. Попрощалась с родственниками, с матерью, и поехала. В Вильнюсе сели на поезд, доехали до Москвы. А там выяснилось, что весь багаж украли – платья и всё немудреное приданное. Так, в чём была и приехала на родину мужа в село Караул. Местные жители приняли её сразу, как свою. Быстро оценили и полюбили. Скоро она родила первенца. Его назвали Габдул-Кадыр… Через полгода свободно разговаривала на казахском. Муж – Кабден Кокшиевич Есенгарин довольно скоро стал известным человеком. Долго трудился главным врачом в районной больнице. А в последние годы занялся общественной деятельностью.

Кабден Есенгарин – рабкор газеты

Кабден Есенгарин – рабкор газеты

С 1973 г. стал активно выступать против Семипалатинского ядерного полигона. И однажды даже написал письмо Л.И. Брежневу – Генеральному секретарю ЦК КПСС, из-за чего попал в немилость КГБ. После распада СССР его частыми гостями стали японцы, датчане, поляки, немцы, американцы – как специалист-медик он рассказывал о вредном воздействии и последствиях ядерных испытаний. В 1993 году передал в немецкий журнал «Шпигель» карту-схему Семипалатинского ядерного полигона, что вызвало огромный общественный резонанс. А газета «Нью-Йорк Таймс», где вышло его интервью, до сих пор хранится в семейном архиве. Он умер в 1998-м. Именем Кабдена Есенгарина названа улица в селе Саржал.

Ванда Есенгарина в окружении внуков и правнуков

Ванда Есенгарина в окружении внуков и правнуков

Ну а Ванда Владиславовна нянчит правнуков, иногда прихварывает, но старается держаться. Сама себя она давно считает казашкой, и если наступит срок, просит похоронить на мусульманском кладбище – рядом с мужем…

Сергей ВАСИЛЬЕВ

Категории: Новости ВКО

Я В ЭТО ВРЕМЯ ЕЩЕ НЕ РОДИЛАСЬ

Сб, 05/08/2010 - 22:00

В наши времена порой не знаешь, кому верить. Друзья «кидают», родственники обманывают, а о посторонних и говорить не приходится – при любом подходящем случае обдерут как липку. Поэтому – то в жизни случается всякое. Часто даже непредсказуемое. Вот живете вы спокойно, без особых потрясений. Но вдруг оказываетесь в тисках нынешних чиновников. Хотя чудес на свете не бывает, об этом мы знаем с рожденья. Но, иногда приходится сомневаться. Наши чиновники так замутят воду, что невероятное покажется вероятным.Я и сам бывший чиновник с большим, почти 40-летним стажем, как говорится, тоже вышел из этой обоймы, ходил в этой же шинели. Но мы даже в подметки не годимся к нынешним чиновникам. Нас учили. прежде всего, служить человеку, т.е. народу, так как они, налогоплательщики, нас содержат, а не наоборот.
Казалось бы, и у сегодняшних госслужащих имеется «Кодекс чести», задачи те же: служить людям, народу. Но даже главному герою сатиры Остапу Бендеру, ловкому пройдохе и «великому комбинатору» не пришло бы в голову придумать такое невероятное и очевидное, как нашим чиновникам, тем более областным. Но, давайте, по порядку.
Да, можно понять менталитет людей старшего поколения, особенно давно состоявшихся пенсионеров. Как только в стране объявят об очередном повышении (перерасчете) пенсии, многие из них сталкиваются с проблемами, берут под сомнение их результаты. Вот и приходят пенсионеры на прием в Представительство депутата Мажилиса Парламента РК Ержана Рахметова и просят оказать содействие в пересмотре их размера пенсии. Поскольку у нас нет таких специалистов, все эти заявления граждан мы направляем для рассмотрения в областной Департамент по контролю и социальной защите комитета по контролю и социальной защите Министерства труда и социальной защиты населения РК по Восточно-Казахстанской области. За последние десять лет поступило в Представительно сотни аналогичных заявлений и жалоб. Но в редких случаях размер пенсионных выплат и специального государственного пособия рассчитан правильно и в соответствии с действующим пенсионным законодательством. Полагаем, что здесь не должно быть сомнений и других мнений, как говорится, против закона не попрешь.
В середине апреля текущего года к депутату Парламента Рахметову Е.О. обратилась гр. Вахреева К.А., проживающая в пос. Степной г. Семей с просьбой разобраться в вопросе по поводу размера ее пенсии.
- В 1963 году в семнадцатилетнем возрасте начала свою трудовую деятельность работником кишечного цеха Семипалатинского мясокомбината, – пишет она. В сезон в этом вредном цехе работала по 10 часов в сутки. Мы обеспечивали кишечной оболочкой весь колбасный цех мясокомбината, часть поставляли на экспорт за чистую валюту. В 1997 году я вышла на пенсию по экологии. Мои коллеги, с кем я работала в одном цехе, получают пенсию намного больше, хотя и стаж работы, и зарплата была одинаковая. При обращении в выплатной центр – один ответ: «Все правильно». Помогите!».
Заявление для рассмотрения по существу вопроса было направлено опять же в областной департамент. Справедливости ради надо отметить: ответ пришел оперативно, в сроки, предусмотренные законом. Но письмо ошеломило всех: и заявителя, и нас. В таких случаях говорят: нарочно не придумаешь!
Цитата из ответа облдепартамента: «Уважаемая Кадича Абдуловна!… Согласно документам, находящимся в пенсионном деле, Вам назначена пенсия по возрасту с 21.11.1996 года на основании закона РК от 18 декабря 1992 года «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском испытательном полигоне». Общий стаж работы на день назначения пенсии составил 20 лет 11 мес. При назначении пенсии предоставлена справка о заработной плате с 1.06.1983 г. по 31.05.1984 г. за период работы в качестве штукатура-маляра в военной части 33955, с учетом которой среднемесячный заработок составил: 86 руб. 30 коп. Размер пенсии с 11.06.1984 г. составил 52 рубля…»
Комментарий Вахреевой К.А.: «Я всю жизнь промывала кишки для колбасы на мясокомбинате. Никогда не работала штукатуром – маляром в воинской части. Откуда вы все это взяли. Чушь какая-то!».
Цитата из ответа облдепартамента: «…общий стаж работы с учетом работы в зоне экологического бедствия, периода работы в качестве откатчицы на подземных работах с 25.08. 1941 по 14.07.1948 г. на руднике Балажал составил 41 год. …В связи с увеличением величины прожиточного минимума, размер специального государственного пособия увеличен на 9%. Всего размер пенсионных выплат с 01.01.2010 года составил 23042 тенге (14235 тенге пенсия + 5981 тенге базовая пенсионная выплата +2826 специальное государственное пособие как труженику тыла, проработавшему не менее 6 месяцев в годы Великой Отечественной войны)».
Вахреева К.А.: «Я никогда не работала на подземных работах на руднике Балажал, тем более в 1941 году и быть этого не могло, так как я тогда еще даже не родилась, а в 1948 году мне было два годика. По этой же причине я также не являюсь труженикам тыла, так как родилась в 1946 году. Не могу понять, куда смотрит директор департамента Кизатов Б.К., когда ставит свою подпись?! У меня такое ощущение, что он даже не читает наши жалобы и просьбы о помощи». Здесь, как говорится, комментарии излишни. Невольно в голову приходит мысль, а вдруг подчиненные напечатают бумагу и подсунут начальнику на подпись: «Казнить, помиловать нельзя!». Вот и ищи потом крайнего. Не зря же народная мудрость гласит: «Подчиненным доверяй, но проверяй!».
И последнее. Все приведенные выше факты существуют на самом деле, я ничего не придумал. Вы наверняка сможете сами вспомнить не один десяток таких случаев, так как, пожалуй, не сыскать ни одного казахстанца, который хоть раз в жизни не был сбит с толку логикой чиновника, ведь они действуют по одному принципу – показать свою значимость, используя волокиту как инструмент.

Владимир ПИГАВАЕВ
член Союза журналистов Казахстана

Источник Flash!

Категория: Семей | Просмотров: 3135 | Добавил: yk | Теги: социум, многодетные матери, Семей, восточный казахстан, Ванда Есенгарина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поделись новостью с друзьями в социальных сетях

avatar