menu
person

09:05
Pro-слухи и «прослушку»

31 августа Международное информагентство КазТАГ со ссылкой на неназванный источник в спецслужбах распространило сенсационную информацию об аресте руководителя одного из структурных подразделений и задержании еще двух сотрудников Генеральной прокуратуры…

Константин АЛЕКСЕЕВ
Астана

Ранее эта новость начала муссироваться в Интернете. Обрастая, как это водится, громкими инсинуациями якобы о заговоре чуть ли не с целью госпереворота. О якобы негласной «прослушке» телефонных разговоров высокопоставленных лиц, шантаже и вербовке людей, приближенных к Главе государства. Либо, как минимум, о «новой войне между силовиками», якобы спровоцированной недавними кадровыми назначениями в руководстве КНБ.

Резонанс вышел нешуточный. Во-первых, арест руководителя такого ранга, как начальник департамента по надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности Мурат Мусабеков (на снимке), – сам по себе прецедент. На нашей памяти подобного в истории надзорных органов еще не было. Во-вторых, смущает, мягко говоря, суть обвинений, якобы предъявленных М. Мусабекову, – незаконное прослушивание телефонных разговоров высокопоставленных чиновников, а также «ряд других обвинений». Однако самое главное в этой истории – поразительное молчание представителей заинтересованных сторон скандального ареста. Потому что пресс-службы Генеральной прокуратуры, а также КНБ и финполиции вплоть до четверга, 2 сентября, либо не отвечали, либо отказывались хоть как-то комментировать эту новость. А зря! В очередной раз наступили на те же грабли, спровоцировав очередную волну слухов и пересудов, имеющих политическую окраску. Сотрудники подразделений по связям с прессой не смогли даже внятно подтвердить информацию об аресте, усиливая вокруг этой новости «завесу тумана»

В условиях тотального информационного вакуума попробуем разобраться сами. Если верить краткому сообщению КазТАГа, то Мурат Мусабеков и его потенциальные соучастники были задержаны не 31 августа, а значительно раньше. Такова процедура: пока начальство даст санкцию на оперативную разработку, пока спланируют операцию по поимке, пока суд даст санкцию на арест. Кстати, если верить сообщению агентства, арест начальника департамента Генпрокуратуры был санкционирован также ранее 31 августа Сарыаркинским районным судом столицы. А все судебные санкции на арест проходят обязательное согласование и проверку в надзорных органах на местах. Все это означает, что руководство главного ведомства страны по надзору за законностью не могло не знать о подозрении, задержании, а потом и заключении в СИЗО одного из своих коллег.

Знать и молчать по этому поводу – это также не в традициях органов прокуратуры. Вот вам еще одно косвенное свидетельство серьезности сложившейся ситуации. Другим ключевым вопросом, который невольно возникает в умах юристов и просто думающих людей, – это пределы самостоятельности в действиях М. Мусабекова и его возможных помощников. Мурат Далибаевич Мусабеков – кадровый офицер, полковник финансовой полиции. Он далеко не первый год в органах, ранее служил в системе военной прокуратуры, затем работал в должности заместителя начальника и и.о. начальника ДБЭКП по г. Алматы, до прихода в Генеральную прокуратуру был одним из руководителей департамента по раскрытию и предупреждению дел о коррупции АБЭКП РК. Трудно предположить, что столь матёрый опер и следак мог столь недальновидно «вляпаться в историю», занявшись на свой страх и риск негласной «прослушкой», скажем, министров.

Лишь 2 сентября, на вторые сутки после сообщения КазТАГа, прозвучало, наконец, официальное заявление представителя Генпрокуратуры Нурдаулета Суиндикова. Отвечая на вопросы прессы, он заявил, что в отношении М. Мусабекова службой внутренней безопасности Генпрокуратуры ранее была проведена служебная проверка.

- Установлен факт незаконного разглашения служебной тайны, – пояснил Н. Суиндиков. - Информации, ставшей известной ему в ходе осуществления своих должностных полномочий. По результатам служебной проверки Мусабеков уволен с занимаемой должности. В отношении него возбуждено уголовное дело по ст. 172 (разглашение служебной тайны) и 308 (превышение должностных полномочий) УК РК. Расследование по подследственности ведется органами национальной безопасности. Прокуратурой поддержано ходатайство органов следствия об избрании в отношении Мусабекова меры пресечения в виде ареста. В настоящее время он находится под стражей в СИЗО КНБ.

Одновременно г-н Суиндиков опроверг сообщения о том, что кроме Мусабекова арестован ряд других сотрудников Генпрокуратуры:

- Проверка в отношении других сотрудников (Генпрокуратуры – прим. «ОКО») не проводилась, уголовные дела не возбуждались. Никто, кроме Мусабекова, не задержан.

Естественно, официальный представитель надзорного ведомства опроверг слухи, озвученные в ряде изданий, о том, что якобы готовился некий заговор:

-        В материалах служебной проверки и уголовного дела нет никаких данных о заговоре. Информация о существующем или существовавшем заговоре не соответствует действительности. Никакого заговора или каких-то тайных политических соглашений, связанных с уголовным делом, возбужденным в отношении Мусабекова, не имеется.

Однако на вопрос, в чем выражалось превышение полномочий Мусабековым, Нурдаулет Суиндиков сказал:

-        Все, что я имел право говорить, сказано. Дело связано с разглашением служебной тайны, тем более, ведется следствие.

И все же стоило так долго «играть в молчанку»?

Уголовно-процессуальный Кодекс РК

 Статья 150. Арест

1. Арест в качестве меры пресечения применяется только с санкции суда и лишь в отношении обвиняемого, подозреваемого в совершении умышленных преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и в совершении неосторожных преступлений, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена в отношении обвиняемого, подозреваемого по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше двух лет, если:

1) он не имеет постоянного места жительства на территории Республики Казахстан;

2) не установлена его личность;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он пытался скрыться или скрылся от органов уголовного преследования или от суда.

2. При необходимости избрания в качестве меры пресечения ареста прокурор, следователь, орган дознания выносят постановление о возбуждении перед судом ходатайства о санкционировании ареста. К постановлению прилагаются материалы уголовного дела, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного на основаниях и в порядке, установленных статьями 132 и 134 настоящего Кодекса, указанное постановление и материалы должны быть представлены прокурору не позднее чем за восемнадцать часов до истечения срока задержания.

3. При решении вопроса о поддержании ходатайства следователя или органа дознания о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого прокурор обязан ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и вправе допросить обвиняемого, подозреваемого. Прокурор, изучив все представленные материалы, выносит постановление о поддержании ходатайства следователя или органа дознания о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого при наличии оснований, предусмотренных законом, в случае, если нет возможности предотвратить последствия, предусмотренные статьей 139 настоящего Кодекса, путем избрания более мягкой меры пресечения. В случае отказа в поддержании ходатайства прокурор выносит постановление об отказе в поддержании ходатайства следователя или органа дознания о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого. При отказе прокурора в поддержании ходатайства обвиняемый, подозреваемый подлежит немедленному освобождению из-под стражи. Постановление прокурора об отказе в поддержании ходатайства следователя или органа дознания о санкционировании ареста и освобождении из-под стражи обвиняемого, подозреваемого может быть обжаловано следователем, органом дознания вышестоящему прокурору либо участниками процесса, защищающими свои или представляемые права и интересы в порядке статьи 109 настоящего Кодекса.

4. Постановление прокурора о поддержании ходатайства следователя, органа дознания о санкционировании ареста, а также подтверждающие его обоснованность материалы должны быть представлены прокурором в суд не позднее чем за двенадцать часов до истечения срока задержания. В случае необходимости судья вправе истребовать уголовное дело.

5. Право санкционирования ареста принадлежит судьям районного и приравненного к нему суда, а в случаях, предусмотренных пунктом 3) части четвертой статьи 110 настоящего Кодекса, – судьям областного и приравненного к нему суда.

6. Постановление органа уголовного преследования о возбуждении ходатайства о санкционировании меры пресечения в виде ареста обвиняемого, подозреваемого, поддержанное прокурором, подлежит рассмотрению единолично судьей районного или приравненного к нему суда в судебном заседании с участием обвиняемого, подозреваемого, прокурора и защитника по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого в течение восьми часов с момента поступления материалов в суд. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель обвиняемого, подозреваемого, потерпевший, его законный представитель и представитель. Неявка участников процесса в случае своевременного их извещения судом о месте и времени судебного заседания не препятствует проведению судебного заседания. В ходе судебного заседания ведется протокол.

7. При решении вопросов, связанных с санкционированием ареста, суд ограничивается исследованием материалов дела, относящихся к обстоятельствам, учитываемым при избрании указанной меры пресечения.

8. Рассмотрение судом ходатайства о санкционировании меры пресечения в виде ареста в отсутствие обвиняемого допускается только в случаях объявления его в розыск или нахождения вне пределов Республики Казахстан и уклонения от явки в органы предварительного следствия при надлежащем уведомлении о времени и месте судебного заседания.

9. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор обосновывает необходимость избрания в качестве меры пресечения ареста обвиняемого, подозреваемого, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

10. Рассмотрев ходатайство о санкционировании меры пресечения в виде ареста обвиняемого, подозреваемого, судья выносит постановление о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого либо об отказе в санкционировании ареста. При отказе в санкционировании ареста подозреваемого или обвиняемого судья вправе в ходе судебного заседания по ходатайству прокурора избрать в отношении подозреваемого, обвиняемого меру пресечения в виде домашнего ареста. Ходатайство об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста может быть заявлено прокурором при необходимости непосредственно после оглашения судьей постановления об отказе в санкционировании ареста подозреваемого, обвиняемого в случае, когда он считает нецелесообразным его опротестование в порядке, предусмотренном статьей 150 настоящего Кодекса. В случае вынесения судьей постановления об отказе в санкционировании домашнего ареста прокурор вправе его опротестовать по правилам, установленным статьей 110 настоящего Кодекса.

11. Постановление суда незамедлительно направляется в орган уголовного преследования, возбудивший ходатайство о санкционировании меры пресечения в виде ареста, а также прокурору, обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему и подлежит немедленному исполнению.

12. Повторное обращение органа уголовного преследования в суд с ходатайством о санкционировании меры пресечения в виде ареста в отношении одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в санкционировании указанной меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость ареста.

13. Если вопрос об избрании меры пресечения в виде ареста в отношении подсудимого возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносит постановление.

14. О применении ареста в качестве меры пресечения орган, ведущий уголовный процесс, обязан уведомить родственников обвиняемого, подозреваемого в порядке, установленном статьей 138 настоящего Кодекса.

15. Постановление суда о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого или об отказе в этом может быть обжаловано в порядке, предусмотренном статьей 110 настоящего Кодекса.

16. Рассмотрение областным или приравненным к нему судом вопроса о санкционировании ареста обвиняемого, подозреваемого в случаях отмены постановления судьи районного или приравненного к нему суда об отказе в санкционировании ареста осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 110 настоящего Кодекса.

http://www.oko.kz/

Категория: Казахстанские новости | Просмотров: 3463 | Добавил: yk | Теги: слухи, Казахстан, Проишествия, Прослушка, закон, аресты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поделись новостью с друзьями в социальных сетях

avatar