menu
person

14:24
Лес на востоке состарился и пропал

Лес Восточно-Казахстанской области стареет, заражен опасными фитоболезнями и вредителями, что приводит к его деградации. Такой неутешительный вывод сделали сотрудники «Казахского лесоустроительного предприятия» (г. Алматы), проведя ревизию насаждений в четырех крупных лесхозах ВКО.

 

Автор: Ольга УШАКОВА

 

Лес Восточно-Казахстанской области стареетРабота еще в девяти лесхозах не закончена, но специалисты утверждают, что проведенный ими анализ на примере Риддерского, Верх-Убинского, Пихтовского и Черемшанского «лесных учреждений» уже дает полное представление о происходящем с лесами Восточно-Казахстанской области.

Данные исследователей оказались неожиданными. Дело в том, что в ВКО впервые за 20 лет проводят лесоустроительные работы, а по законодательству это нужно делать не реже, чем один раз в десять лет.

Надо рубить

Лесоустроители наконец-то ответили еще на очень важный вопрос: помог ли сохранить природные ресурсы области мораторий на рубки в хвойных насаждениях, который ввело правительство Республики Казахстан в апреле 2004 года?

Этот вопрос вызвал ожесточенные споры среди местных специалистов. Защитники запрета и ныне уверяют, что он был нужен лесу. Другие же доказывают, что спелые деревья нужно рубить, иначе они погибнут от старости и болезней и затруднят воспроизводство леса. Постановление правительства о запрете рубок в хвойных насаждениях принято без учета возрастных структур насаждений, уверен директор КГКП «Казахское лесоустроительное предприятие» Ауезхан Джакашев.

Он привел в пример ситуацию с пихтой, более 50% которой спелые и перестойные насаждения — то есть старые деревья. По норме их должно быть 10—15%. «При отсутствии рынка на мягколиственную древесину, в условиях запрета на рубки главного пользования по хвойному хозяйству, лесовладельцы пользуются монопольным правом на проведение рубок, включая санитарные, и изымают из хвойных насаждений самую здоровую часть древесины, обрекая лес на деградацию и вымирание», — объяснено в исследовании.

По данным Джакашева, сейчас в ВКО средний возраст хвойной древесины составляет 104 года, спелые насаждения на 80%, а перестойные на все 100% поражены корневой губкой, которая превратила самую ценную часть ствола деревьев в гниль. Отметим, что в прошлом область была основным регионом по заготовке хвойной древесины. Поэтому исследователи утверждают, что запрет на рубку не имеет ничего общего с защитой леса.

Также вопреки радужным отчетам многих чиновников специалисты «Казахского лесоустроительного предприятия» обнаружили, что за прошедшие 20 лет лесхозы посадили новые деревья на незначительных площадях. К примеру, в Риддерском лесном учреждении они высажены на 13% от того, что было запроектировано, в Верх-Убинском — на 17%, в Пихтовском — на 24%, а в Черемшанском — на 27%.

В лесоустроительном предприятии связывают низкие показатели с тем, что большая часть площадей гослесфонда находится в долгосрочной аренде, а арендаторы занимаются только вырубкой древесины и не заботятся о создании новых насаждений.

- Сдача лесов в аренду ничего не дает государству, кроме ущерба в крупных размерах, — констатирует г-н Джакашев.

Выводы правильные, решения неграмотные

Президент Региональной ассоциации лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО Владимир Резанов считает, что институт арендаторов-долгосрочников не оправдал себя потому, что в лесах по-прежнему правят бал лесхозы. «При таком раскладе арендатор не станет заботиться о восстановлении лесов. И деньги не вкладывает», — сказал Резанов. По его данным, в ВКО производственную деятельность ведут только 3—4 арендатора-долгосрочника, хотя в области их более 120. Это произошло, по его мнению, потому, что лесоустроители (несмотря на свои правильные выводы о состоянии лесов) вместе с Комитетом лесного и охотничьего хозяйства Минсельхоза РК приняли ошибочные решения.

Он рассказал, что еще в прошлом году ассоциация написала письмо в Комитет с просьбой снизить возраст деревьев, которые можно рубить. К примеру, сейчас, по утвержденным правилам, разрешено рубить лиственные насаждения, только когда они достигнут 60—80-летнего возраста. К этому времени они уже становятся гнилыми и никому не нужными, а заводов-утилизаторов для их переработки у нас нет. В Комитете лесного и охотничьего хозяйства тогда с доводами ассоциации согласились, но обещали изменить возрастную структуру, как только появятся первые данные по лесоустройству. Однако сейчас, как выясняется, этого никто делать не собирается.

- Если мы говорим, что лес ВКО деградирует — это не значит, что его у нас стало меньше! — уточнил Резанов.

Поэтому второй огромной ошибкой в лесной политике Резанов считает введение правительством необоснованно широких водоохранных полос вдоль рек ВКО. На таких территориях запрещена любая хозяйственная деятельность, поэтому в Комитете лесного и охотничьего хозяйства автоматически уменьшили расчетную лесосеку — это тот объем леса, который разрешается рубить ежегодно с учетом нового прироста.

- Свое решение об утверждении водоохранных полос — вдоль берегов Иртыша на один километр, а на остальных реках — до 500 метров правительство мотивировало тем, что у нас сократились площади лесов, а из-за этого уменьшились речные стоки. Такие выводы для них сделал Комитет лесного и охотничьего хозяйства, — объяснил Резанов. — Но фактически леса в ВКО не стало меньше. Напротив, его площади у нас за два десятилетия увеличились на 20 тысяч гектаров. Причина уменьшения речных стоков за последние годы — в изменениях климата, а не в массовых вырубках. Спелый лес нужно рубить обязательно, иначе уменьшается его естественный прирост, своими болезнями старые деревья заражают молодые.

По мнению Резанова, не нужно было исключать из расчетной лесосеки на 10 предстоящих лет и так называемую труднодоступную зону. Просто туда надо строить дороги, а не обрекать лес на гибель.

- Под лозунгом борьбы за наши леса их довели до уничтожения, — резюмировал Владимир Резанов. — В России из-за разрушительных лесных пожаров пришли к выводу, что главная их причина — прекращение лесопромышленной деятельности. Леса перестали рубиться — стали перестойными и захламились. Вокруг них почти не осталось дорог и поселков. А селянин не станет поджигать лес — он там живет, да и лесопромышленник сразу будет тушить пожар — это же его деньги! Вот откуда вся трагедия.

Чтобы решить главные проблемы леса, ассоциация предлагает организовать вне структуры Минсельхоза новый госорган по управлению лесным хозяйством и промышленностью. Там уверены, что только таким образом получится рационально использовать природные ресурсы и выработать единую лесную национальную политику в этом секторе экономики. 


Источник

Категория: Усть-Каменогорск | Просмотров: 1832 | Добавил: yk | Теги: Мнение, лесное хозяйство, лес, Природа, восточный казахстан | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Поделись новостью с друзьями в социальных сетях

avatar